Развиваем комплексы: тверские лесозаготовители разворачиваются на внутренний рынок и расширяют ассортимент продукции

Последние два года стали для лесной отрасли, как, впрочем, и для промышленности в целом, настоящим вызовом.

Фото ООО «Тверьинтерлес»

Последние два года стали для лесной отрасли, как, впрочем, и для промышленности в целом, настоящим вызовом. Санкции захлопнули окно в Европу, являвшуюся ранее ключевым рынком для экспортеров древесины, и лесозаготовителям пришлось экстренно адаптироваться к новым экономическим условиям.

Есть ли потенциал для восстановления ЛПК, рассказал заместитель генерального директора ООО «Тверьинтерлес» Андрей Грац.

Выстоять под санкциями

– Андрей Викторович, с какими трудностями столкнулась ваша компания?

– В первую очередь – это уход с российского рынка компаний, занимающихся поставкой и обслуживанием лесозаготовительной техники. Это был ощутимый удар. За прошедшие десять лет в лесу произошла техническая революция. В «Тверьинтерлес», мы работаем в Селижаровском округе, были перестроены все производственные процессы: ручной труд заменили современные лесозаготовительные машины, из них 90 процентов – импортная техника. Надо было искать отечественных поставщиков как запчастей, так и техники. И у нас в России уже есть предприятия, развивающие импортозамещение в ЛПК.

На лесозаготовителях также серьезно сказался запрет на экспорт пиломатериалов и продукции с использованием древесины, например, ДСП, OSB, МДФ и так далее. Это привело к перенасыщению внутреннего рынка и, соответственно, к снижению цен. В итоге мы работали на пороге рентабельности и где-то даже в убыток, чтобы сохранить трудовой коллектив и выполнить все обязательства перед государством по оплате арендных платежей. Пришлось даже приостанавливать переработку древесины на три месяца. Я тружусь в компании с 2008 года и к такой крайней мере еще не приходилось прибегать. Тем не менее сотрудников не увольняли и своевременно выплачивали зарплату. Искали внутренние ресурсы, в том числе брали кредиты.

– Предпринимала ли региональная власть какие-то шаги, чтобы помочь лесной отрасли пережить кризис с наименьшими потерями?

– Огромный плюс, что областное правительство приняло меры поддержки лесозаготовителей. Предоставление отсрочки арендных платежей и выделение оборотных средств от Тверского фонда развития предпринимательства позволили нашей компании продолжить заготовку леса. Мы смогли оплатить покупку топлива и запчастей для техники.

– Как решается вопрос со сбытом продукции, ведь из-за санкций вы потеряли западных клиентов?

– Мы подняли все свои связи с российскими партнерами. Пошли на уступки крупным заводам и предложили своим клиентам отсрочку отплаты за нашу продукцию. Кроме того, на своем производстве углубили переработку заготовленной древесины, чтобы расширить ассортимент. Мы смогли это сделать благодаря своевременно проведенной модернизации, до изменения курса валют. У нас есть сушильные камеры, оборудованы цеха строгания, сращивания, склеивания. Оборудование у нас установлено китайское и есть несколько тайваньских станков – мы закупали их у проверенных производителей – и довольны качеством и надежностью. Вышли на тверской рынок, сотрудничаем с домостроительными компаниями. Свои плоды принесла и внутрирегиональная кооперация, которую выстраивает минэкономразвития области.

Также нам помогло развитие туризма в Верхневолжье. Компания «Вудлэнд», наш партнер, реализовала проект по созданию глэмпинга, и «Тверьинтерлес» принял в нем участие как поставщик продукции.

Еще одно направление – контракт с администрацией Селижаровского округа. Мы главные поставщики древесины для муниципальных котельных, для соцучреждений, ФАПов и так далее. Для нас это тоже хорошее подспорье. У нас также есть собственная линия по колке дров. Сначала население критически отнеслось к этому новшеству, жители привыкли колоть вручную. Но зато сейчас спрос на дрова достаточно высок. Также их закупают для глэмпингов и кемпингов.

– Рассматриваете ли вы Азию как новую нишу сбыта?

– Лесозаготовители Сибири активно работают в этом направлении, сотрудничают, например, с Китаем. Предприятиям ЦФО из-за трудностей с логистикой и большого расстояния не выгодно направлять в эту страну пиломатериалы.

– Россия поставляла лес на Запад, кажется, всегда. Существовало такое мнение, что без нашей древесины за границей не обойдутся. Все-таки оказались не настолько зависимы, как думали?

– Безусловно, в Европе очень заинтересованы в поставках нашего леса. Зарубежные партнеры, с которыми мы работали с 2008 года, тоже испытывают не меньшие трудности, чем мы. Они столкнулись с колоссальным повышением цен на строительные материалы.

– Из-за проблем, которые испытывают лесозаготовители, приходится откладывать дальнейшие планы по модернизации и инвестпроектам?

– Нам действительно пришлось притормозить проект по модернизации лесопиления. Месяц назад мы возобновили работу над ним. Но пришлось пересмотреть первоначальный бизнес-план. Сначала мы планировали закупить европейское оборудование, но ситуация изменилась, и было решено приобрести отечественную технику. Она оказалась не хуже, коллеги в Сибири ее уже используют. Причем производитель из Алтайского края готов адаптировать свое оборудование под наши запросы и с учетом мировых тенденций. Также нам удалось в этом году обновить парк техники – приобрели лесовоз с гидроманипулятором.

 

Эталон для ЛПК

– С первого сентября Рослесхоз в Тверской области стал арендодателем земель лесного фонда. Эти изменения скажутся на работе «Тверьинтерлеса»?

– Нет, у нашей компании лесные угодья находятся в длительной аренде. И это помогает нам выполнять все обязательства как ответственного лесопользователя. Относимся по-хозяйски к лесу. Несмотря на все вышеперечисленные проблемы и экономический спад, компания не прерывала работу по лесовосстановлению и не сокращала площади посадок саженцев. Более того, третий год подряд закупаем ели и сосны с закрытой корневой системой. Это дороже, но приживаемость посадочного материала гораздо выше. Благодаря министерству лесного хозяйства поставщик саженцев дал нам отсрочку по оплате, что позволило закупить саженцы в необходимом объеме. В традиционные сроки мы провели посадки. Привлекли не только своих сотрудников, но и организовали экоакцию, в которой приняли участие представители различных организаций, ведомств и школьники. На подобных мероприятиях мы рассказываем, для чего проводится лесовосстановление, как ухаживаем за саженцами и так далее.

– Каким стандартам стремится соответствовать компания? Как известно, в стране действуют ограничения по международной лесной сертификации FSC.

– Сейчас в России зародилась собственная лесная сертификация, и компания «Тверьинтерлес» практически стояла у истоков перехода от международных стандартов к отечественным. Мы одни из первых в стране прошли сертификацию «Управление лесом» и внедрили новую систему «Лесной эталон», позволяющую отслеживать цепочку поставок древесины. Это большой прорыв для лесной отрасли, мы очень долго к этому шли. В российской системе предусмотрены стандарты от организации охраны труда до экологических требований. Все это стимулирует к развитию, позволяет повысить эффективность производства и лесозаготовок.

 

Почва для бизнеса

– Еще одно из направлений деятельности вашей компании – добыча торфа. Не пожалели, что взялись за разработку торфоместорождения? Есть перспективы по реализации этого полезного ископаемого?

– Есть определенные сложности, но работу продолжаем. Нашли несколько клиентов, закупающих у нас торф, правда, не в том объеме, в котором мы готовы разрабатывать. Появились и новые перспективы. На международном Петербургском экономическом форуме мы подружились с компанией по торфопереработке и теперь готовимся наладить сотрудничество с Арабскими Эмиратами. В этой стране действует масштабная программа по растениеводству, а торф в соединении с песком является хорошей почвой для выращивания сельхозкультур. Так что в ОАЭ есть большой запрос на торф, и сейчас мы разрабатываем упаковку, чтобы туда его отправлять.

– С каким настроем вы встречаете профессиональный праздник?

– Намерены работать еще больше. За нашими спинами коллектив, поэтому не имеем право на ошибки и слабость. Считаю, что у деревообрабатывающего комплекса есть большие перспективы. Пока, к сожалению, в России недооценены достоинства древесины при использовании ее в малоэтажном строительстве. Сейчас есть много современных технологий, чтобы сделать деревянные дома удобными, комфортными и безопасными. И, конечно, из древесины можно делать очень красивые интерьерные вещи. Востребованность натуральных материалов растет. Уверен, у ЛПК есть широкие возможности, чтобы двигаться дальше.

Последние новости

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *